Предисловие И. Я. Богуславской

В МСТЕРСКОМ ИСКУССТВЕ ДОЛЖ­НЫ РАБОТАТЬ ЛЮДИ, ОТОБРАННЫЕ САМОЙ ЖИЗНЬЮ...

Народный художник РСФСР, лауреат Государственной премии РСФСР имени И. Е. Репина И. А. ФОМИЧЕВ

Каждый народный художественный промысел — это не только очаг уникального искусства, но и мест­ность, обладающая неповторимым своеобразием при­роды, исторического прошлого, жизненного уклада и характера людей, их культуры. К числу таких само­бытных центров принадлежит и Мстера — большое село Владимирской области. С давних пор его жители занимались торговлей и различными ремеслами: по всей стране были известны мстерские иконописцы, знавшие многие стили древних писем, искусные вы­шивальщицы белой гладью, чеканщики по меди и серебру, реставраторы икон и фресок.

Вслед за Палехом и наряду с Холуем Мстера ста­ла родиной нового вида искусства, вызванного к жиз­ни Октябрьской революцией, — лаковой миниатюрной живописи на папье-маше. Бывшие иконописцы соз­дали его на основе традиций самого консервативного из искусств, проявив подлинное творческое новатор­ство.

Нелегким был их путь. Но уже более полувека жи­вет и успешно развивается миниатюра Мстеры, и не одно поколение художников отдает дань уважения и благодарности ее основателям.

О том, как начинались поиски нового, в каких ус­ловиях и противоречиях жили и работали старые ма­стера, как постепенно складывается стиль мстерской миниатюры, какими путями она развивалась и что представляет собой сегодня, — обо всем этом читатель узнает из книги «Мстера рукотворная». Знаменатель­но, что книга эта родилась в самой Мстере. Ее автор — Николай Григорьевич Дмитриев — один из ста­рейших современных художников промысла, свиде­тель и участник формирования его искусства, педа­гог, воспитавший многих молодых мастеров, патриот своего края, глубоко озабоченный судьбами традици­онной народной культуры. То, что написана она че­ловеком, знающим все обстоятельства жизни промыс­ла не со стороны, а изнутри, придает ей особую цен­ность и заставляет читателя задуматься над важно­стью многочисленных проблем, о которых автор повествует взволнованно, местами патетически.

В книге две части. Первая — «Беседы о мастер­стве» — объединяет главы, посвященные основам местного искусства проблемам техники мстерской живописи, своеобразию ее стиля. Вторая часть — «Нечаянные радости» — своего рода литературные портреты, очерки о ведущих художниках разных по­колений. Живые и яркие образы людей, поэтичные пейзажи Мстеры и ее окрестностей, возникающие на страницах книги, обнаруживают в ее авторе незау­рядный дар писателя.

Но, несмотря на различное содержание и характер изложения, обе части тесно взаимосвязаны и продол­жают одна другую. В них отразились сложная и мно­гогранная творческая жизнь промысла, актуальные проблемы современного искусства. Даже в очерках об отдельных художниках раскрываются определен­ные стороны деятельности всего коллектива. Как и название всей книги, образные заглавия отдельных разделов очень точно отвечают их содержанию.

Из множества вопросов искусства Мстеры, затро­нутых Дмитриевым, следует обратить внимание чи­тателя на самые главные, без которых невозможно понимание истинно народной природы этого явления.

Всякое народное творчество основано на мастер­стве — ремесле в высоком значении этого слова. Ре­месло и искусство здесь неразрывны. Именно поэто­му Дмитриев начинает свои беседы о мстерской ла­ковой миниатюре с изложения особенностей ее тех­ники, технологии и стиля. Он справедливо подчерки­вает, что только свободное владение всеми тонкостями   приемов   письма может дать прочную основу подлинному творчеству. И поэтому подробно раскры­вает процесс создания произведения лаковой миниа­тюры в последовательности и взаимосвязи всех опе­раций, начиная с приготовления красок, усвоения навыков исполнения отдельных живописных прие­мов и деталей композиции до предварительного ри­сунка на поверхности предмета и собственно живо­писи. В книге содержится много бесценных советов начинающим художникам. Они выверены практикой не одного поколения мастеров Мстеры. И сам Дмит­риев воспринял их от отца — Г. Т. Дмитриева и сво­его учителя — А. И. Брягина, выдающихся мстерских живописцев.

В постижении тайн ремесла на пути к искусству автор ведет читателя от описания техники и приемов письма к более сложным проблемам содержания и образных особенностей мстерской миниатюры. Деко­ративный характер этого искусства и традиции ико­нописи, на которых оно родилось, предопределили условность его выразительных средств — в построе­нии пространства, приемах композиции, важной ро­ли символики и метафоры, поэтического совмещения сказочности и реальности. Все это помогает понима­нию самобытного стиля мстерской миниатюры, суще­ственно отличающегося от стилистики родственных промыслов — Палеха и Холуя. Каждый из этих ико­нописных в прошлом центров шел к новому искусст­ву своим путем, развивая узкоместные художествен­ные традиции. Для Мстеры они выразились, прежде всего, в особой роли пейзажа в миниатюре и своеобразии колорита. В преемственности мастерства и на­личии неповторимых местных традиций состоит еще одна из важнейших черт народной природы мстерского искусства.

Миниатюра Мстеры вобрала в себя многие особен­ности иконописи, в частности, новгородских и стро­гановских писем XVII века. Переход старых масте­ров к новому искусству и создание ими стиля миниа­тюры был процессом закономерным, естественно вытекавшим из потомственного ремесла и его кано­нов. Дмитриев не скрывает определенных трудностей в овладении этим каноном современными молодыми художниками. В то же время условность приемов стала органичной и неотъемлемой частью искусства Мстеры. Поэтому автор обоснованно ратует за глубо­кое изучение наследия, и не только творчества осно­вателей лаковой живописи, но и первоисточника — древнерусской иконы. Вместе с тем он отмечает, что всякая условность в народном искусстве основана на восприятии реального, и кроме опыта прошлого, дру­гим вечным родником, питающим творчество худож­ников, является природа и современная действитель­ность, преобразованные в русло местной художест­венной системы.

Анализируя произведения и творческие методы разных мастеров, Дмитриев показывает, как избира­тельно подходили они к отдельным элементам кано­на и как по-своему их интерпретировали. Таким об­разом, на тончайших нюансах изменений и пере­стройки внутри системы местного искусства проис­ходит, с одной стороны, развитие традиций, а с дру­гой — формирование авторских манер миниатюри­стов в недрах общего стиля искусства промысла. На таком неразрывном единстве и взаимосвязи коллективного и индивидуального зиждется глубоко народ­ный характер мстерской миниатюры.

В книге рассказано о многих художниках разных поколений. Но было бы не только несправедливым, но и неверным не рассказать подробнее о самом Николае Григорьевиче Дмитриеве, место и роль ко­торого в искусстве Мстеры значительна не менее тех, о ком он написал так любовно и вдохновенно.

Биография Дмитриева неотделима от жизни про­мысла. Он родился во Мстере в 1916 году. С детства его окружала атмосфера художественных ремесел, дух уважения к труду, ручному мастерству. Его дед со стороны отца плел лапти, да такие, что «вроде не кочедыком сработаны, а иглой тонкой прошиты», — рассказывала ему в детстве бабушка. К тому же дед был причастен к иконописи и знал многие другие ремесла. Внук его не помнил, но с детства с уважением относился к дедовым инструментам: «Бывало, залезу на чердак и разбираю инструменты деда — шершепки, скобели, долота, рубанки, молотки деревянные и металлические цельнокованные. И среди них всегда находил кочедык, и тогда мне хотелось плести лапти, такие же красивые, какие плел дедуш­ка», — вспоминает художник.

Дед Дмитриева со стороны матери был чеканщи­ком — мастером «золотые руки». Об отце — старей­шем мстерском иконописце, затем миниатюристе Гри­гории Тимофеевиче Дмитриеве — автор пишет в кни­ге. Мать, Мария Петровна, была вышивальщицей, долгое время работала в прославленной мстерской артели художественной вышивки имени Н. К. Крупской. В 1930-е годы делегаткой от мстерских кустарок участвовала в первом съезде Промкооперации в Москве. Как талантливая художница-вышивальщица известна двоюродная сестра автора Татьяна Мефодиевна Дмитриева-Шульпина, ныне заслуженный ху­дожник РСФСР.

Материальная культура народа неотрывна от ду­ховной. Отец и мать Дмитриева обладали прекрасны­ми голосами, отец пел в хоре. А бабушка привила внуку любовь к сказкам и народным поверьям. Для понимания среды и обстановки, в которой рос и вос­питывался будущий художник, приведем отрывок из не вошедшего в книгу очерка «Бабушкино наслед­ство». «Бывало, длинными зимними вечерами в пору моего детства сидели мы вдвоем с моей бабушкой Ульяной Ивановной в полумраке, потому что лучина горела над маленьким деревянным корытцем, наполненным водой. И сейчас в глазах встают видения, свя­занные с темнотой. Колеблющееся пламя лучины то чуть вспыхивало, то погасало. Все, что отгорало, па­дало в корытце с водой и шипело. Мне почему-то ста­новилось грустно. От неровного горения огня шевели­лись и корчились на стене маленькой нашей избы жи­вые тени. В четырех углах ее совсем было темно. И тогда мне становилось страшно, и казалось, что в каж­дом углу живет по ведьме. А на печку я боялся даже взглянуть, там была тьма-тьмущая... Там, наверное, давно лежит и греется домовой, и как только я поле­зу на печку, он меня тут и схватит... Хорошо с ба­бушкой, она от домового слово знает. Двигаясь по лавке вдоль стены, я ближе подсаживаюсь к бабуш­ке, а бабушка сидит за прялкой, как будто не заме­чает меня, то и знай муслякая пальцы слюной, дер­гает льняную кудель, крутит веретено и прядет длин­ную суровую нить. Кажется, этой бесконечной нити и конца не будет. Мне очень скучно. Я пристаю к ба­бушке и прошу ее рассказать мне сказку...»

В этом описании не только факты личной биогра­фии художника. Оно отражает типичные условия жизни и воспитания крестьянских детей. От земли впитывали они любовь к родному краю, поэтическое отношение к природе, к человеческой жизни вообще — характерные черты народной культуры с ее цель­ностью мировосприятия и мировоззрения. Именно эти приобретенные еще с детства черты привели Дми­триева в искусство Мстеры и спустя много лет помог­ли так искренне и взволнованно написать о нем книгу.

Окончив в 1936 году Мстерскую профтехшколу, Дмитриев поступил в Ивановское художественное училище. Но Великая Отечественная война прервала ученье. Художник стал участником обороны Москвы, Сталинградской битвы. Там, под Сталинградом, он был принят в ряды Коммунистической партии.

После демобилизации из армии, с 1946 по 1950 год, художник работал в артели лаковой миниатюры. А потом более тридцати лет преподавал в Мстерской художественной школе. Как автор многих произведе­ний, отличающихся своеобразием почерка, и участ­ник многих художественных выставок в 1963 году он был принят в Союз художников СССР.

Активная творческая и педагогическая деятель­ность рождала немало вопросов и размышлений. По­явились записи, с годами их накопилось немало. Из них и родилась настоящая книга.

Думается, что значение и интерес к ней будут воз­растать тем больше, чем дальше в прошлое уйдет время создания лаковой миниатюры Мстеры. Книга посвящена и адресована молодым художникам про­мысла, она зовет к подлинно творческому развитию традиционного народного искусства.

И. Я. Богуславская

К оглавлению

Леонид Васильевич Галкин

© 2020  Леонид Васильевич Галкин. Мстёрская Лаковая миниатюра.

Все права защищены

  • VK
  • Facebook Социальной Иконка
  • Telegram
  • Instagram
  • YouTube